Фото © cs304114.userapi.com

Один из молодых региональных политиков, подвизающихся в Кузбассе, предложил сделать Новокузнецк городом федерального значения. Предложение не оригинальное. Как только подходят выборы (сейчас в Кузбассе это губернаторские выборы), начинается игра в южно-кузбасский «сепаратизм». То выдвинется идея Новокузнецкой области. То Южно-Сибирской автономии. То заговорят о переносе областного центра в Новокузнецк.

Любые идеи хороши, чтобы привлечь электорат на свою сторону. Хотя бы и электорат только одного города.

Новокузнецк, впрочем, имеет основания обижаться на областной центр Кемерово. Основной промышленный потенциал сосредоточен на кузбасском юге. Он больше населён. У него богатая история, например, Кузнецк — один из старейших сибирских городов, здесь имеется единственная в Сибири каменная крепость, построенная повелением императора Павла. Новокузнецк, бывший Сталинск, знаменит Кузнецким металлургическим комбинатом, создавшим в войну броневой щит Отчизны. Город воспел Владимир Маяковский, о строительстве КМК написан знаменитый роман «День второй» Ильи Эренбурга. Тут жили и трудились в послевоенное время персонажи «Земли Кузнецкой» Александра Волошина. Наконец, тут бывал Владимир Высоцкий — великий советский бард.

Но звание главного кузбасского города получил Кемерово, близкий к главным транспортным узлам Сибири, а не Новокузнецк, оказавшийся в транспортном тупике. Обидно.

И эта историческая обида стала традиционной поживой политических спортсменов.

Надо заменить, что определённая «парность» отличает некоторые сибирские области и края. Например, в Алтайском крае региональная столица — Барнаул, а южная — Бийск. При этом Бийск хоть и почти вполовину меньше главного товарища, но по набору «столичностей» ему не уступает. Тут красивая река и от неё начало легендарного Чуйского тракта в Монголию. Город тесно связан с именем Василия Шукшина. Здесь Успенский православный собор, некогда бывший центром южносибирского миссионерства; интересный исторический центр и большой музей; педагогический и технологический институты, драматический театр, мощные предприятии военно-промышленного комплекса и т. д.

Но главный город — Барнаул. Тоже обидно. И определённый местечковый сепаратизм проявляется вполне.

Соперничают между собой старый Иркутск и молодой Братск — близкий к БАМу промышленный центр с многообещающим будущим.

В Красноярском крае свысока посматривает на краевой центр заполярный Норильск, зарабатывающий деньги для региона. Перед ним открываются блестящие возможности в связи с новым освоением Северного морского пути и непрекращающимися сюрпризами геологов, находящих там и сям нефтеносные и газоносные площади в шельфе Ледовитого океана. Наконец, не сдаётся Енисейск — именно с него началось освоение здешних мест русскими колонистами…

Наиболее ярко соперничество осуществилось в Тюменской области. Формально она относится к Уральскому федеральному округу, но фактически это Сибирь. Особенно её национальные округа — Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий, расположившиеся на грандиозных просторах в междуречье рек Оби и Енисея.

Кстати, округа упрочили свою автономию, став субъектами Российской Федерации, пусть и в составе Тюменской области.

Идея независимости и автономности и в целом витает над нашей суровой землёй. Ещё со времён сибирских областников Николая Ядринцева и Григория Потанина. Настойчивый этот настрой в 19 веке сподвиг Центр на грандиозное строительство Транссибирской железнодорожной магистрали, навсегда изменившей экономическое лицо Сибири. Внимание к нашим местам было продолжено в Советскую эпоху.

Невредным было бы будить внимание Центра к Сибири и в нынешние времена. Однако насколько продуктивной в этом плане может быть внутрисибирская, региональная, местечковая ревность?

Можно лишь отметить: она, эта ревность, есть и используется политиками в своих целях.

Семён Кайгородов Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций