В нашем доме наглухо заварили мусоропроводы — так решил домовой комитет. Мол, не будет вонять в подъезде, уйдут крысы и мыши. Мусор, однако, никуда не уходит. Теперь мы пакуем отходы внутриквартирной деятельности в пакеты и выносим их в дворовый контейнер. Несколько раз за день по двору проезжает мусоровоз и содержимое контейнеров опрокидывается в его бездонное брюхо.

Что потом происходит с отходами, простому обывателю не известно и, если по совести, не интересно.

Наверное, куда-то увозят, что-то с ними делают. Закапывают или сжигают. Или как-то перерабатывают. По официальным данным, стандартные технологии переработки и обезвреживания твердых бытовых отходов — это, например, портативные утилизаторы, термическое уничтожение отходов, инсинераторные установки (установки по сжиганию мусора в мобильных печах) и, конечно, складирование твёрдого бытового мусора с сопутствующей пересыпкой инертным материалом и уплотнением специализированной техникой. Кое-где последнее время начали строиться полигоны по переработке отходов.

Временами в СМИ появляются жутковатые репортажи о жителях свалки, которые, однако, хоть и грязные, но живут себе кум королю: доедают забракованные, но вполне при этом съедобные продукты, донашивают одежду с чужого плеча, книжки, к которым утрачен интерес, почитывают, музыку по старым транзисторным приёмникам слушают…

А кое-чем из добытого в завалах приторговывают на «блошиных рынках».

Как-то я смотрел (хотя и не досмотрел) сериал про мафию. Люди клана живут как люди клана: ссорятся с жёнами, детей воспитывают, устраивают разборки с другими кланами, — а знаете, чем промышляют по большому счёту? Вы удивитесь — они контролируют бизнес по переработке мусора.

Оказывается, у них, у проклятых буржуинов, это выгодное занятие. Имею в виду не только мафиозный контроль, но и само дело: вот привезли твёрдые бытовые отходы, вывалили, провели через металлоотделитель, дальше на барабанные сепараторы, чтобы отделить мелкую фракцию. Потом отходы подаются на сортировочные конвейеры, там вручную производится отбор вторсырья. Это картон, бумага, полиэтилен, пластиковые бутылки, стекло, алюминиевая банка, текстиль…

Вторичное использование уже использованного — это не только правильно, но и выгодно.

Когда-то по окраинным улицам ездили старьевщики, они собирали у народа тряпки, бумагу, цветмет, а взамен давали небольшую денежку. Потом их место заняли юные пионеры, активно изымавшие у населения старые газеты и журналы, дырявые кастрюли и древние утюги. И тряпки: на уроках производственного обучения мы оттирали руки от машинного масла «концами», ничем иным, как бывшими рубахами, штанами и простынями, отмытыми и порезанными на клочки. В пореформенное время дело было пущено на самотёк и разграбление. Сейчас самые умные обращают свои взоры на твёрдые бытовые отходы, которые могут быть пущены в дело. Те же, что не могут быть использованными, брикетируются, запаиваются специальной плёнкой и складируются на специально устроенном полигоне, гарантирующем, что никакие грунтовые или поверхностные воды — в отличие от безалаберно устроенных стихийных свалок -не проникнут внутрь и не заразят окрестности.

Но таких умных мало. И им трудно просто потому, что правильно, по-современному налаженный процесс стоит изрядных денег.

Вывоз тоже недёшев. Нет толковой инфраструктуры по переработке вторичного сырья. И постоянно над душой стоит бдительная общественность, которой не по душе увеличение платы за жилищно-коммунальные услуги (а переработка ТБО по большому счёту — именно такая услуга) и которая вынуждает власть ограничивать прибыльность этого бизнеса.

Но, похоже, иного выхода, нежели переработка, нет. Иначе мы будем погребены в мусорных кучах…

Семён Кайгородов Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций