Московский и Чувашский мусульманский муфтий Альбир Крганов обратился в Генеральную прокуратуру России. На его взгляд, власти города Новокузнецк искусственно препятствуют возведению мечети в городе, в частности, волокитят вопрос с земельным участком. Генпрокуратура решила провести проверку в связи с заявлением.

Ислам — одна из традиционных конфессий России, и препятствовать ему каким бы то ни было образом считается просто-таки неприличным. В столице муфтият получил от мэрии старинное здание в Первом Крутицком переулке. В дни праздников Ураза-байрам и Курбан-байрам мусульманам предоставляют площадки в парке «Сокольники» для проведения молитв.

В сибирском городе иной настрой. Публично его модерирует некий «Русский патриотический клуб». В городе об этом клубе идет слава как о неоязыческом, считающим даже Православие чуждым русским людям и зачитывающимся «Велесовой книгой» (за которой, однако, в учёном историко-филологическом мире укоренилась слава фейка и фальсификации).

Однако красивой фальсификации, уверяющей, что за русской нацией несколько тысяч лет истории, начинающейся в легендарной Гиперборее…

Понятно, что эти ребята категорически против ислама: они уверяют, что все мусульмане, а в первую голову гастарбайтеры из Средней Азии и Азербайджана, — якобы потенциальные ваххабиты и террористы.

Жаркие дебаты насчёт мечети то утихают, то вновь загораются уже довольно давно. Три года назад Русский патриотический клуб потребовал от мэрии отменить разрешение на строительство мечети. Патриоты даже провели несанкционированный антиисламский митинг и тогдашний мэр Новокузнецка Смолего публично опроверг факт выдачи разрешения на строительство мечети.

И вот новый поворот сюжета — чуть ли не сказка про белого бычка.

Здесь надо заметить, что в областном центре Кемерове мечеть построена. Красивое здание оригинальной архитектуры, завершающее облик самого протяжённого городского проспекта. Не заметно, чтобы около и вокруг шастали моджахеды.

Через пару сотен метров — новый парк и в нём православный храм. Взаимоуважительное соседство. Нельзя забывать, что Сибирь до прихода русских исповедовала ислам. После — тоже. В Прииртышье чересполосица русского и татарского населения. В Кузбассе полно татарских сёл — тут живут и коренные причулымские татары, и переселенцы столыпинских времён и периода советской индустриализации.

В Кузбассе повсюду стоят православные храмы, имеются католические и протестантские кирхи, так почему бы не быть мечетям? Ведь загонять верующих в катакомбы и не давать им строить свои молитвенные дома есть квазигосударственное слабоумие. Всякий официальный религиозный объект проще держать под контролем. Союз и сотрудничество власти и лидеров традиционных конфессий укрощают заразу любого экстремизма, не давая ей расползаться.

Не без оснований утверждают, что в тех российских городах, где есть мечети, меньше проявлений фанатизма среди парней-гастарбайтеров, в буквальном и переносном смысле только что спустившихся с гор. В мечетях новоприбывшим, ищущим работу, объясняют, как следует себя вести в российском городе.

И, наконец, наивно думать, что получив отказ в праве на молитву не в приспособленном здании, а в настоящем храме, верующие тихо разойдутся. Скорее, они будут собираться тайно, катакомбно в озлоблении против общества, наложившего запрет на Веру.

…Кстати, стоит напомнить, кто дал имя городу Кузнецку. Конечно местные татары-аборигены, изрядная часть которых тоже была мусульманской.

Семён Кайгородов Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций