Фото © rgsu.net

На ИА REGNUM изложена версия, что губернатор Кузбасса Аман Тулеев может выйти из «Единой России». Эту информацию в оперативном порядке опровергла секретарь Кемеровского облотделения «ЕР» Нина Зинкевич: Подчеркнув, что Тулеев «не подавал заявления о выходе из партии или о приостановке членства», руководитель областной парторганизации напомнила, что «глава области всегда возглавлял партийные списки на выборах в Госдуму и областной Совет (народных депутатов. — Авт.). И на протяжении многих лет являлся лидером „ЕР“ в регионе», возложив ответственность за появление слухов на «журналистов».

Нину Зинкевич можно понять: изложенная REGNUM перспектива, реализуйся она в том или ином виде, для областного отделения «партии власти» оказалась бы ударом, от которого можно и не оправиться. Не случайно, что даже организаторы публикации в РБК, с которых и начался нынешний информационный сыр-бор вокруг предстоящих в Кузбассе выборов, не смогли отрицать, причем со ссылкой на федеральную «ЕР», что лидерство Тулеева неизменно приносило электоральные успехи, не сравнимые с большинством остальных субъектов Федерации. Причем, сугубо на губернаторском авторитете, безо всяких усилий со стороны центральной штаб-квартиры партии в столичном Банном переулке. Добавим к этому, что любые попытки оппонентов «ЕР» оспорить эти результаты, где бы они ни предпринимались, включая Государственную думу, оборачивались неизменным пшиком. Кое-кто устраивал по этому поводу на думской трибуне бесплатные публичные концерты, другие тасовали региональные кадры, меняя суровую Сибирь на благодатные «юга» — с тем же незавидным результатом для этих кадров, что и в Кузбассе. И т. д.

Чтобы «заострить» версию REGNUM, опровергнутую областной «ЕР», сделав ее более наглядной и, так сказать, общедоступной, проведем некий интеллектуальный эксперимент. Предположим, что версия эта материализовалась, и Тулеев из партии действительно вышел. И взяв за основу это сугубо теоретическое допущение, использовав его, как говорится, для пресловутой «чистоты эксперимента», попробуем себе представить подобный предвыборный расклад. Хотя бы на уровне банальной социологии.

Вопрос поставим наипростейший: кто у «ЕР» в обойме в Кузбассе, если не Тулеев?

Оговоримся, что оставим «за скобками» нашего эксперимента упомянутого в «версии» REGNUM Сергея Кузнецова. Не потому, что нам того «хочется» по конъюнктурным или иным соображениям. Но всего лишь имея в виду, что человек пришел в кресло главы Новокузнецка в трудный момент, когда доверия на почве личного поведения лишился многолетний прежний городской руководитель. И уже поэтому воспринимается он не столько лидером мегаполиса металлургов и шахтеров, сколько человеком губернаторской команды, наделенным в сложной ситуации доверием, которое он в настоящий момент в целом оправдывает. Не более того. Или не так? Поправьте автора, если он ошибается.

Не стали поправлять? Тогда остановимся на двух других «кандидатурах из версии» — секретаре Генерального совета «ЕР» Сергее Неверове и советнике Президента России Антоне Кобякове. И представим себе, что в Кузбассе, где оба давно не проживают и от которого не избираются ни в федеральные, ни тем более в местные законодатели, был бы проведен некий социологический опрос. Скажем, на предмет их электоральной популярности, в качестве кастинга на представительство в списке участников предстоящих губернаторских выборов от «Единой России»…

Не будем гадать о конкретных цифрах, предположим только, что результат Неверова окажется на несколько сотых или даже десятых долей процента выше уровня «поддержки» Кобякова. Все-таки шахтер с подземным стажем, и по телеэкрану знаком лучше… Зададимся другим, более предметным, вопросом: партийных чиновников с упомянутого нами Банного переулка ТАКОЙ результат устроит? Особенно если расширить список фигурантов опроса тем же Тулеевым. К примеру, как независимым кандидатом? Хотя бы для того, чтоб сравнить популярность обоих участников потенциального кастинга с позициями в региональном общественном мнении действующего губернатора.

Представили, уважаемый читатель, этот расклад?

Никакая «Единая Россия» — играй она хоть на той, хоть на другой стороне — изменить и даже поколебать его окажется не в состоянии. Политологами и социологами давно уже раскрыт феномен того, почему, допустим, Владимир Путин на президентских выборах получает голосов на четверть больше, чем поддерживающая его «ЕР» на парламентских. Потому, что направленность этой поддержки своим острием прочерчена строго в обратном направлении: не партия на самом деле поддерживает Путина, а Путин — партию, которая, приобщаясь к его рейтингу, заодно поднимает и свой результат, никак не влияя на показатели популярности лидера. Это — данность, давно осознанная, осмысленная и принятая в качестве неотъемлемой, своего рода аксиоматической реальности, определяющей российскую внутреннюю политику. Так вот представьте, уважаемый читатель, что аналогичная ситуация сложилась и в Кузбассе, только уже на региональном уровне. Безоговорочная поддержка президента, которому область обязана целым списком федеральных программ, позволивших выбраться из «лихой» гайдаровщины 90-х с ее диктатом Всемирного банка и сознательным «ликвидаторским» отношением к реальному сектору и работающим в нем людям, дополняется доверием к региональной власти. Ведь именно она смогла распорядиться этой поддержкой из центра таким образом, чтобы обратить ее на общую пользу, существенно поднять уровень и качество жизни людей. В этом и только в этом секрет региональной электоральной специфики Кузбасса, которая раз за разом оказывается не по зубам яйцеголовым экспертократам либерально-europейского пошиба.

К чему же тогда все эти информационные спекуляции и провокационные измышления?

А вот к чему. Последствия отказа от проклинаемого «источниками» РБК «кузбасского социализма» как нельзя нагляднее и очень некстати для этих спекулянтов, менее месяца назад проявили себя на Украине, превращенной сегодня в «Россию 90-х годов». То есть в территорию грабительских социальных (и не только) экспериментов над живыми людьми. «В Киеве опять забурлило — митингуют шахтеры, — читаем мы в уважаемом федеральном официозе. — Если еще несколько лет назад на украинскую столицу свои „набеги“ устраивали горняки из Донбасса, то теперь министерские пороги с явно немиролюбивыми намерениями обивают их коллеги с запада страны».

Чем недовольны украинские горняки? «…Возмущены они тем, что в бюджете страны на 2015 год не предусмотрены (?…) выплаты зарплаты работникам отрасли (на Украине угольная отрасль преимущественно государственная. — Авт.), — проясняют картину журналисты „РГ“. — Также нет денег на охрану труда, техническое усовершенствование и капитальное строительство (и это при том, что подземные выработки, например в Донбассе, — самые глубокие в бывшем СССР, порой до 1,5 км. — Авт.). При этом средства для закрытия предприятий угольной промышленности у Яценюка нашлись…, — сухо констатирует издание. — Перед центральным входом в здание правительства Украины…митингующие развернули плакаты: „Налог на шахтерские пенсии — позор правительства!“, „Государство без угля — люди без света!“, „Нет закрытию шахт!“. С криками „позор“ шахтеры колотили своими касками по бетонному ограждению правительственного здания. Кстати, Яценюк так и не решился выйти к митингующим…».

Молодое поколение уже может и не застало ничего похожего у нас, а вот у тех, кто постарше, включая, надо полагать, самих информационных спекулянтов, память отшибить не могло. Перед глазами зримо встает московский дефолтный 1998 год, когда на мемориальном Горбатом мосту у правительственного Белого дома месяцами стоял шахтерский палаточный городок. Его обитатели с утра и до вечера колотили касками и скандировали выразительные речевки в адрес власть предержащих. Между прочим, очень многие политики в ожидании р-р-революционных перемен в этом «городке» тогда буквально прописались, изо дня в день выступая с его импровизированной трибуны и фотографируясь с участниками протестов.

Другие, в основном правительственные чиновники, чуя вожделенный «информационный повод» для пиара, ринулись в Кузбасс, где шахтеры стояли на рельсах. И оказались, как это поприличнее выразиться, в незадачливом положении, если не сказать в конфузе, когда начиная «толкать речь», нарывались на встречный шахтерский вопрос: «Зарплату привез? Нет? А чего тогда приехал?!».

«Рельсовую революцию» предотвратили тогда своевременные меры. И начались они, как помним, именно с Кузбасса, когда было решено, что угольной отрасли — быть и развиваться, а жителей сибирских бараков необходимо как можно быстрее расселить в новое комфортабельное жилье. И полутора десятилетий еще не минуло, а ситуация в регионе и в отрасли в целом поменялась — и кардинально.

Как тут постоянно не оборачиваться назад и не искать в усилиях современных предвыборных дестабилизаторов…

Не то, чтобы злого умысла. Скорее, радения собственным интересам, в которые стабильное, поступательное развитие никак не входит.

Но сказав «А», нужно найти в себе силы выговорить и «Б»: интересы эти, стало быть, заключены в «поджоге» крупнейшего угледобывающего региона России — хоть по московскому сценарию 1998 года, хоть по киевскому 2015-го. И невдомек незадачливым соискателям региональной власти, что на кусте роз всегда очень много шипов. Порошенко тоже ведь рвался наверх, пыхтя и распихивая задницей конкурентов и заискивая перед политическими «тяжеловесами» из-за океана… А сейчас ужом вертится, с тоской мечтая о том, как хорошо было бы сидеть и готовить «третий майдан», находясь в оппозиции. Однако «поезд ушел, и рельсы убрали». Правду говорят, что умные учатся не на чужих, а на своих ошибках. Дураки же вообще не обучаемы.

Сами они этим занимаются, так сказать, «из любви к искусству»? Или по чьему-то вящему наущению — вот в чем главный вопрос, которым мы не можем не задаваться на фоне всей этой разнузданной информационной вакханалии.

Павленко Владимир Борисович
доктор политических наук,
действительный член Академии геополитических проблем