В Кош-Агаче (Республика Алтай) продолжается процесс по обвинению в незаконной охоте троих очень важных персон. VIPов. Это замдиректора Института экономики и законодательства Москвы Николай Капранов, бывший (во время охоты – действующий) замглавы Республики Алтай Анатолий Банных и гендиректор компании «Инеко» Борис Белинский.

Охота проходила на территории Алтайского заповедника. Её участники отстреляли нескольких алтайских архаров — редчайших, занесённых в Красную книгу.

В числе обвиняемых должны были оказаться и другие. Это полпред президента в Госдуме Александр Косопкин, замглавы департамента управления президента по внутренней политике Сергей Ливишин и председатель природоохранного комитета Республики Алтай Виктор Каймин. Однако они погибли при крушении вертолёта, зацепившегося во время преследования зверей за гору Чёрную – одну из вершин хребта Чихачёва, который находится близ российско-монгольской границы.

Всего во время аварии погибло семь человек, в том числе знаменитый алтайский пилот Иван Подопригора.

С погибших обвинение сняли. И с уцелевшего лётчика Максима Колбина – тоже.

Фактически снято оно и с уцелевших VIP-охотников. Обвинитель попросил суд назначить наказание каждому по году лишения, но освободить их от наказания за истечением срока давности преступления. А она, эта давность, по такого рода правонарушениям невелика – два года.

Деталь: Банных и Белинский вообще не участвовали в процессе, дело рассматривалось без них. Другая деталь: в VIP-охоте участвовал (и по-видимому её организовывал) председатель ПРИРОДООХРАННОГО комитета Республики Алтай. И, наконец, третья: комфортабельный вертолёт специально для охоты пригнали за тысячу километров – из Томской области, с одного из нефтепромыслов.

По имеющимся деталям реконструируем типовую ситуацию.

Развлечения высокопоставленных чиновников на строго охраняемых от простых смертных территориях – обычное для современной России дело. Затраты, как прямые (горючее, полётный ресурс и т.п.), так и косвенные (моральный урон для институтов власти – если узнают) не в счёт. Правонарушение останется безнаказанным.

Процесс ещё не закончен. Последнее слово подсудимые (или один Капранов– за всех чохом) должны произнести 18 мая. Но в общем понятно, что для фигуранты дела всё обошлось испугом во время крушения вертолдёта. Тогда было, конечно, страшновато. Во время следствия и суда, уверен, – не страшно.

Резюме.

Если нельзя, но очень хочется, надо стать чиновником. Тогда всё-всё будет можно. Включая то, что совсем нельзя.

Семён Кайгородов Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций